Официальный сайт
Версия для слабовидящих
11 Ноября 2015

Районный литературный конкурс «Я - ПЕРВОМАЙСКИЙ РАЙОН!» (Бахаев Л.Ф.)

Участник конкурса - БАХАЕВ Леонид Федорович, член Союза журналистов России, основатель и руководитель Мерзликинского литературного салона, автор нескольких поэтических сборников представил в комитет по культуре авторский очерк - рассказ «Левша по неволе» в номинации «Мой герой».

Автор : Леонид БАХАЕВ

ЛЕВША - ПОНЕВОЛЕ
(О Ч Е Р К - РАССКАЗ)

Об авторе:

БАХАЕВ ЛЕОНИД ФЕДОРОВИЧ,

06.09. 1933 г. рождения, ранее проживал пос. Кармацкий Белоярского СельСовета Краюшкинского района Алтайского края, ныне в г.Новоалтайске, ул. Прудская, дом 17, кВ. 9.

Автор многих газетных и журнальных рубрик, соавтор нескольких коллективных книг, основатель и бессменный руководитель Мерзликинского ЛитСалона (с 2000 г.), рабкор, член Союза журналистов России (2012 г.), инициатор Мерзликинских Чтений (1996 и 2000 г.г.), биограф поэта Л.С. Мерзликина, зачинатель многих мерзликинских дел и издания книг…

ЛЕВША -- ПОНЕВОЛЕ
(очерк – рассказ)

Радость в печали бьется…
В. Сумбатов - Соколов

СОРОКОВЫЕ, ФРОНТОВЫЕ…

В тенечке, на заваленке у старого дома, окруженного сиренью да черемухой, лебедой да крапивой, сидели два старика-соседа, беседуя меж собою.

- Да, житуха…- говорил один, заворачивая рубленый табак в самокрутку, намереваясь прикурить.
- Не житуха, а маята повсеместная, -- ответствовал ему другой, отмахивая веткой надоедливую мошкару. Старики, бывшие фронтовики еще с японской, испытавшие кровавую гражданскую войну (когда брат на брата, сын против отца и т.д.), организованную старыми и новыми властями… Испытали и раскулачивание, коллективизацию да и другие репрессии не только тридцатых годов... Какая –то боязнь и забота была, непонятность …

- А вот таперича и германец опять попер на нас…вдругорядь…
- Сколько ж смертей и крови, сколько искалеченных судеб, когда ж будет конец всему этому, -- вторил ему сосед, -- то нужда-забота давит, то снова кровавая сеча пошла… пожить нормально не дают, сволочи… И когда это кончится ? До каких пор?

- Не скоро. Вон соседа Митяя, нашего бригадира, на фронт забирают, а у него четыре девки мал-мала, мать больная и вся обуза на бабу свалится, а она что, многожильная что ли ? Вот горе-то какое… и так у каждого…

ВСТАВАЙ, СТРАНА ОГРОМНАЯ,
ВСТАВАЙ НА СМЕРТНЫЙ БОЙ…
-----------------------------------------------------------------

Бронзовелый, обветренный сибиряк-крепыш в составе таких же мужиков-хлеборобов вот уже несколько дней в товарном вагоне катят за Урал, в сторону Москвы. Стоял жаркий июль, дома самая пора всяких работ, а они, невесть куда едут, может даже и на погибель, кто знает. Но паники никто не выказывал, каждый думал о своем, сокровенном… Наконец-то, прибыли.

Вот и Дмитрий Петрович Матвеев, как и другие, переодетый и переобутый во все солдатское, был включен в 5 Действующую Армию — стрелком 17 Стрелкового полка, 32 СД и направлен на Центральный фронт в Подмосковье Можайского направления. «О, сибиряки прибыли!.. теперь дела пойдут на лад…» -- гудело в прифронтовой полосе из края в край…

Боевые действия начались уже в сентябре 1941 г., бои шли жестокие, тяжелые, волна шла на волну с большими потерями с обеих сторон. Населенные пункты переходили из рук в руки, дома и постройки горели как свечи, а люди спасались, кто не успел уехать, в подвалах, в погребах, в лесах…

Иногда была нехватка боеприпасов, что усложняло ситуацию, а немец все давил и давил, хотя сибиряки-стрелки стойко сопротивлялись, отражая их атаки. 

СОРОКОВЫЕ, РОКОВЫЕ,
СВИНЦОВЫЕ, ПОРОХОВЫЕ

Только на Москву, не считая Северо-западного и Юго-западного напроавлений, фашисты развернули 51 дивизию, в том числе 13 танковых и семь моторизованных, а вообще враг превосходил советские войска по числе нности людей в 1,2 раза, артиллерии и минометов — в 2,1 раза, танков- в 2,2 раза, боевых самолетов – 1,7 раза, имел значительный парк автомашин и тягачей (БСЭ. Том 17.). Равновесие приходилось добиваться упорной стойкостью и героизмом своим, настырностью … да умелостью иных наших командиров…

И результаты стали очевидными : к началу 1942 г. ситуация с трудом склонилась в нашу пользу… Общие потери группы армий «Центр» под Москвой зимой 1941 г. составили только по немецким данным (хотя куда больше!): более 500 000 человек, измотанная и обмороженная, 1500 танков и штурмовых орудий, около 3 500 орудий и минометов, более 15 000 грузовиков… и многое, многое другое… Немалые потери были и у нас…

ИДЕТ ВОЙНА НАРОДНАЯ,
СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА…

Так, 15 октября 1941 г., в холодную и слякотную пору, при очередном наступлении Дмитрий Петрович был тяжело ранен в плечо и правую кисть.. Обморок и потеря сознания… страшные ноющие боли…

-- Живой, тащи его, Таська, в санроту, , а я к другим поползу…

Сердце лизнуло знакомое имя «Тася», и он снова впал в беспамятство... Хорошо, что санитарка догадалась привязать руку к телу и на плащ палатке дотащила до врачей. А тут: уколы, йод, стакан спирта, операции. Через двое суток пришли машины и увезли их в глубокий тыл… Позднее оказался в Иваново, в госпитале, а через месяц – другой – в старинный г. Канск Красноярского края. А это, как-никак Сибирь родная, знакомые леса, долины, взгорья, далекие от грохота, взрывов и прицельных пуль…

ВОЙНА ГУЛЯЕТ ПО РОССИИ,
А МЫ ТАКИЕ МОЛОДЫЕ...

* * *

-- Как ты теперь, Дмитрий, жену-то будешь обнимать одной рукой?
-- А чо ему ее обнимать, теперь его будут обнимать. Он герой, скоро домой уедит. Он на «ять» , его теперь нарасхват. Держись, Митя, -- сказал Федор Васильевич, поправляя протез на ноге.
А по весне 1943 года прибыла нежданно-негаданно его Таисья Кузьмовна, оставив детей и хозяйство на соседей. Вот это встреча! Она привезла домашнюю еду, выпечку, сало, рыбы вяленой, мед… Ясно дело: и водки немного, запрятав бутылку в мешочек с семечками.
-- О-ох, Митя, недаладам , ну как ты тут? А?
-- Вот видишь, отвоевался… -- сказал он, левой рукой обнимая истосковавшуюся жену, чмокнув ее в щеку, и оба -- осели на деревянный топчан. Она стала его осматривать, слегка ощупывая правую руку: « Болит?»
-- Хорошо, что жив – здоров, Митя, слава богу… Вон другие…
-- Хошь не шибко, но терпимо… держусь, недаладам. Вы-то там как?
-- Ох, а мы-то заждались тебя… Девки твое письмо нарасхват, затаскали, целуют –«от папки»-- даже спят с ним. Если Любава читает, они вслух за ней повторяют слова, наизусть уже знают… Ой, да чо это я, тебя ж по – кормить надо, - засуетилась Таисья Кузьмовна, развязывая свои узелки.
-- Что нового дома, Таиза? Как ты?
-- Да, нормально у нас. Работаю на Молоканке, развожу молоко. Девки дома управляться помогают, Любава с Фаиной, да и Зоя уже и дома, и в огороде помаленьку, Нинуля за ними тянется. Если, что не так, шугаю… Молодцы они у нас…Ты –то когда домой, Митенька, недаладам, а?
-- Скоро, Таиза, скоро . Вот плечо подживет, рука-то стала получше… Главврач говорит, не торопись, кто тебя там в деревне лечить-то будет…Некому.

Прожив три-четыре дня, она засобиралась домой. Что мог передать детям в гостинец солдат - фронтовик? Что он смог скопить за это военное время?

Уговорил старшину дать немного сахара, несколько пачек мыла, спички, да купил ей на городском базаре цветной полушалок. На том и расстались, как ни тошно было… Уезжала вся заплаканная, но и довольная, что свиделись…

ОДНА ТЫ И ДОМА, И В ПОЛЕ,
ОДНОЙ ТЕБЕ ПЛАКАТЬ И ПЕТЬ…

В этом же году его перевели в нестроевую часть, где он осваивал любую работу и стал приучать левую руку к топору, к вилам, управлять повозкой…

---------------------------------------------

И вот в сентябре 1943 года Дмитрия Петровича демобилизовали домой…

МИРНАЯ СТРАДА.

Так через два с лишком года он вернулся домой на радость семье и соседям. Приезд отмечали всей деревней , на стол несли все, кто что мог.

Дочери гурьбой окружали « своего папку», веря и, не веря в его возвращение, но гусыней ходила вокруг него и стола Таисья, поглядывая и подкладывая свежую еду…
Бабы - соседки завидовали ей, но тоже были рады, что кое-кто стал возвращаться с фронта, хотя и израненные мужики.

-- А мово Петьку не видел там, Митрий?
-- Какой он тебе Митрий, Митяй еще скажи, он Герой и его надобно звать только Дмитрий Петрович, -- вразумлял их дед Спиридон.

Отдохнув недельку-другую, он пошел к председателю колхоза:

-- Что, Иван Иванович, определяй меня на работу, скучно сидеть-то.
-- Ох, куда я тебя, Дмитрий Петрович, определю, рабсила мужская нужна, баб мы уж заездили, но ты инвалид, вроде бы…
-- Давай без «вроди». У меня семья, а иждивенцем я не хочу быть ни у кого.
-- Хорошо, мы создаем рыболовецкую бригаду, а ты в молодости рыбачил, сети вязать умеешь, ты мужик крепкий, бригадир ! Лодки уже заказали.

Так началась для него мирная жизнь, хотя и не хлеборобская страда (но и не военная!). Рыба нужна и селянам и фронту, война еще шла, но катилась уже на запад, теснила врага, загоняя дикого зверя в свое логово.

А как-то поздно вечером прибежал посыльный:

-- Дядя Митя, тебя срочно вызывает Райвоенкомат. Завтра. Обязательно и срочно. И лошадь велели дать тебе, чтоб не пешком. Понял, завтра.

«Что за штука? — задумался Д.П. -- Зачем, да еще и срочно. Какая причина?

По плохому ли, по хорошему ли поводу?» И так всю почти ночь. Об этом же думала и супруга, проигрывая разные варианты.

«Если б по плохому, - не унимался он, - могли б воронка прислать, как это делали в тридцатых, да и ночью без упреждения забирали, в Нарым ссылали. А тут лошадь и обязательно к 10 часам утра прибыть. Повестка через колхоз пришла, вроде бы все по-хорошему…» -- размышлял он, переворачивась с боку на бок.

Встав взарань, позавтракал, под удивленные глазенки домашних ушел на конный двор, запряг лошадку в легкую бричку. И – с Богом!

Пока ехал до райцентра, полжизни своей перелопатил.

«… Когда началась война, мужики кинулись в военкомат, кого брали, кого нет. Д.П. тоже раза два пытался уйти добровольцем, но ему отказывали. А на 24 июля 1941 г. пришла повестка. Вещмешок давно был подготовлен, а в нем: белье, котелок, ложка, соль, сухари, опасная бритва, бумага для писем… И до сих пор перед глазами заплаканные глаза матери, жены, испуганные глазенки четырех девочек. Как были в ночнушках, так и стояли:

Любава, Фаинка, Зоя и малышка Ниночка, которую пытались усадить на кровать, да бесполезно...

… Вспоминается, когда прибыл на фронт. Первая землянка, печурка, голые нары и плотно набитое помещение, разговор вполголоса. Ротных и комполка не помню, а вот Командармом 5 Армии был Л.А. Говоров, да Западным фронтом вначале командовал И.С. Конев, а потом и сам Г.К. Жуков…

Попервости очень тяжко было, не хватало у нас танков и вооружения, у немцев был перевес и значительный. Но мы держались за счет мужества, отваги, и благородной злости – мести. Крепко получив по зубам, немцы съежились, а Гитлер вынужден был подписать « стоп-приказ» 8 декабря 1941 г. (директиву № 39) -- о переходе к обороне на всем советско – германском фронте … Видать, кишка тонка у фашистов.

АХ, СОРОКОВЫЕ, РОКОВЫЕ,
СВИНЦОВЫЕ ДА БОЕВЫЕ…

Позднее узнается, что генерал Гудериан (командующий 2-й танковой армией немцев) с сожалением констатировал: « Наступление на Москву провалилось… Мы потерпели серьезное поражение…»

Еще более жесткую оценку разгрому под Москвой дал немецкий генерал Блюменстрит: « Это был поворотный пункт нашей восточной кампании – надежды вывести Россию из войны в 1941 г. провалились… Дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостоит армия, по своим боевым качествам намного превосходящая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя…». Так-то! А вы что хотели?»

А вот и РВК. У входа тишина, никого не видно. Привязал лошадь, дал сено.

В помещении встретили улыбчиво : «Проходите, Дмитрий Петрович, Вас уже ждут!» Из-за стола встал стройный капитан и на встречу: «Вот он, наш кавалер!». Поговорили о том, о сем, где воевал, как здоровье… «Вот что, Петрович, на Вас пришел орден Красной звезды за фронтовой подвиг, будьте рады!» -- и в обнимку. И рукопожатие.

Итак, 6 ноября 1947 г. (за ранение), по которому красноармеец Матвеев Д.П. , 1906 г.р. н а г р а ж д е н орденом Красной Звезды за № 2824318 (основание ЦА МО РФ, картотека учета награжденных , а в наградном листе к Указу ПВС СССР указано : « Тов. Матвеев Д.П., 26 октября 1906 г.р., в Красной Армии с 24.07.41 г. по 10.01.42 г., участник Отечественной войны, Центральный фронт с сентября 1941 по октябрь 1941 г. Действовал в составе 17 сп 32 СД Центрального фронта. Находясь в боях с 12 сентября 1941 по 15 октября 1941 г. (34 непрерывных дня !),тов. Матвеев все время был в наступательных боях и лично тов. Матвевым за время пребывания на фронте было убито до пятнадцати немецких солдат и в бою 15.Х. 1941 г. был тяжело ранен... Наградной лист подписан Каргатским райвоенкоматом, гвардии старшим лейтенантом Кузнецовым 30.01.1945 г.». (Архивные справки Центрального Архива МО HA от 9.6.2010 г. № 84262 и от 30.9.2010 г. за № 88701 (г. Подольск ), а также Росгосвоенархив г. Москвы.).

Трудно сейчас восстановить ту встречу в подробностях, но капитан Кузнецов и наградил, и поздравил и приказал накрыть стол, сгрудив бумаги в сторону… Дым в кабинете стоял коромыслом.
- Таня, Танечка, скажи завскладом, чтоб все сделал как надо, я ему говорил.

Ближе к вечеру, спровадил Д.П. на крыльцо, еще раз обнял : «Ну, всего…»
Увидев в бричке какие-то зеленые мешки с грузом, промолчал, уселся, тронув вожжами. Отъехав, решил посмотреть, что же в них. Продукты.
Вернулся Д.П. поздно, за полночь. Кое- где горели тусклые огоньки.
-- Открывай, Тась, ворота, -- услышали в доме. –Пособи мне, Тась…
И они внесли в натопленный дом , в горницу два увесистых пол мешка с грузом.
-- Что это ? Откуда ? Где взял!? – спросила жена.
-- Да вот, мать, наградили и продуктов еще дали… не боись!
-- Какие продукты, кто дал?
-- Я ж тебе говорю – военком. Он выдал и зачитал мне: « Поскольку в раздаточных ведомостях за 1941- 42 гг. выдача денежного содержания за июль - август 1941 г. за мной не значится…» Вот и выдали продукты и деньги еще.

На разговор родителей, повыскакивали и дети… На стол выгружалось:

мясные и рыбные консервы, тихоокеанская сельдь в больших банках, два круга сыра, гречка, пшено, манка несколько упаковок, еще что-то и даже плитками шоколад… Девчонки верещали вокруг стола, увидев такое …

-- Перестаньте галдеть! – цыцкнула мать. Потом отец, улыбаясь, уселся за стол и все стали угощаться…

По такому случаю (награды залуженного фронтовика ) правление колхоза выделило Матвеевым два центнера зерноотходов для скота, два пуда пшена, по десятку трудодней на Дмитрия Петровича и Тиасию Кузьмовну да литр спирту на его рыболовецкую бригаду…

* * *

Позднее, когда семья Матвеевых переехала в Новоалтайск и Дмитрий Петрович трудился на стройках города, где плотничал, лопатил бетон, грузчиком -- не одну грыжу нажил. Его наградили орденом Отечественной войны 2 степени (к 40 - летию Победы), на что выданы и орденские книжки.

Получил Д.П. и юбилейные медали: « 25 лет Победы», «30 лет Победы « «60 лет ВС СССР» и др. Все более- менее в жизни терпимо, сносно стало, вылазили из нужды как могли. А когда девки выросли и пошли работать, стало всем полегче. Жили худо – бедно, но дружно, чем родители показывали пример и детям. Девки, ясно дело, повыходили замуж, пошли дети, потом внуки-правнуки…

Большинство родственников узнали подробности о боевых делах и наградах Дмитрия Петровича во время Великой Отечественной войны в тот период, года пришли ответы из Центральных Архивов Москвы и Подольска (на запросы и требования Фаины Дмитриевны и ее мужа, старшего зятя Матвеевых) о фронтовых заслугах Д.П., т.к. чиновники гор военкомата не зафиксировали многие факты его боевой жизни, потому-то и не хотели вместо старого надгробия установить новый с портретом согласно Приказа Министра Обороны Р Ф от 13 января 2008 г. за № 5 за счет государства). И все-таки -- установили!

Не в одночасье стал левшой (по неволе) Д.П., скоро сказка сказывается, да не быстро дело делается. Сегодня взял в левую руку топор и что-то обтесал, завтра косу, лопату либо ножовку. Все левой и левой! Суп хлебал тоже левой. Как и стопку поднимал при застолье левой рукой.

Освоил Д.П. и столярное дело: строгал доски, готовил филенку, клеил, собирал комоды, шкафы, тумбочки, этажерки – и все левой! Даже сумел и дом-пятистенок смастерить для семьи, да и старшей дочери Любаве помог построить дом с покатной крышей. Так состоялся наш сибирский Левша!

Успел он за свою долгую жизнь и геройски повоевать и на трудовом фронте поработать сполна, вот таков наш отец- фронтовик и почетный ветеран.

Такой силе-воле фронтовика можно и позавидовать, и восторгаться.

Вот так всю жизнь: то радости, то печали, то заботы, то благости выпадают, То вновь «радости в печали бьются…» -- как верно подметил русский поэт Зарубежья Василий Сумбатов -- Соколов, сам немало испытавший всякого разного на чужбине, куда нечаянно загнала его судьба – злодейка…

ПОСЛЕДНЯЯ РАДУГА - ДУГА…

За свою долгую жизнь Д.П. изрядно поработал : смолоду хлеб сеял, да любые крестьянские дела: сани делали, телеги, коней ковали, дома и сараи строили, все по-домашности, умел управляться и со скотом. Не один десяток лет отмантолил в колхозе за друдодни, эти филькины палочки, считай, бесплатно, а доход в конце года был такой, что курам на смех. А семья -- семь душ, если б не подсобное хозяйство, беда кромешная. Работали от зари до зари, даже дети были задействованы в этой сложной круговерти…

Поскольку приусадебный огород был мал (менее пяти соток) – брали участок на пашне. Садили картошку, морковь, горох, свеклу, тыкву…

Частенько видывали Д.П. в поле с тяпкой. А полол - окучивал он умело:

правым либо левым носком тяпки полукругом отодвинет траву в междурядье взрыхлит землю тяпкой, а уж потом огребет куст-другой как положено в полкуста. И стоят они рядками, взбодренные , как солдатики на плацу, слегка покачивая головками, словно кланяясь работнику за такой умелый обиход.

Работает, а сам думает про свою жизнь-житуху: «Да, оженился, невесту из-под носа кузнеца увел (ухарь!) из соседнего села, да на лошадке вывез ее…

До войны четверых девок возродили, пятая Лидька—в 1944 родилась. Была и двойняшка у нас с Таизой, да не уберегли парня и девчонку, плохой уход (сами-то на работе от зари до темна) да и голодушка была…».

«А с женой у меня осечки не произошло –воспминания выплывали снова,-- и хозяйственная, и работящая, и чистоплотная… Она у меня и прокурор, и арбитр, если надо по жизни, и дипломат во всех сложностях, и совет дельтный от нее услышишь… Детей и внуков любит, к родне — гостеприимная, хлебосольная, да и девок этому приучает.. В деньгах -- бережливая. Нет, не ошибся я в своей Таизе, нет, нет, все в норме. Мы живем с нею по пословице : муж за гуж, жена за другой—все ладом. Разладов, споров больших не было, если только из-за нехватки денег,так это в каждой семье»...

Прирабатывал Д.П. и на базаре: зимой – лопаты, метлы продавал, к лету готовил сети, и в этом он был мастак, они шли у него «нарасхват», чаще на дому забирали или по заказу шли. И нужная « посадка», и крепкие ячейки нужного размера (на чебака, карася, окуня), и толковые поплавки. Мой брат Анатолий --любитель охотник и рыбак, раскусив толк, брал сети у тестя.

Что касается моих встреч с Дмитрием Петровичем, то мы вместе бывали и на сенокосе, на заготовке дров, на прополке картофеля и других работах… Он всегда шел лидером, показывая умение и пример.

И вот неожиданно заморосил мелкий, бисерный дождик, унося освежающим ветерком тучи на северо – восток, за горизонт, а солнце с запада лучами пронизывало дождевой росчек, и тут на востоке же взошла цветная Радуга- дуга, в полнеба, подпирая его.. Красота! Д.П. невольно остановился и засмотрелся на это чудо природы! Долго смотрел… Вроде бы впервые он увидел на небе это цветное коромысло. Удивительно! Красиво и неописуемо! Любой остановится перед этим явлением, любой!

Как оказалось, это была его последняя радуга-дуга, прощальная…

К зиме болезнь усилилась: рак желудка, этот рок, шагающий по планете, осилил когда-то крепкое, жилистое тело крестьянина-фронтовика и по весне, 30 марта 1995 г. на 89 году жизни Дмитрий Петрович скончался… Муж Ф.Д., выбрал место вечного упокоения дорогого тестя на взгорке, на солнечной стороне, видного с новосибирской трассы, за которой село Белоярское.—малая родина русского поэта Л. Мерзликина…

* * *

Через четыре года, 29 апреля 1999 г. на 88 г. жизни скончалась и Таисья Кузьмовна, труженица тыла, много лет страдавшая тяжкой думой о дорогом супруге, сердечно тосковала о нем, сердцем плакала…

Дочери и ей поставили добротный памятный крест с надписью:

ПУТЬ ЗАВЕРШИВ ЗЕМНОЙ,
ПРИ ЖИЗНИ НАС ОБЪЕДИНЯЯ,
ТЫ ВСТРЕТИШЬСЯ С ОТЦОМ.
СПОКОЙНО СПИ , РОДНАЯ МАМА…

Ныне Дмитрия Петровича Матвеева, как и Федора Васильевича и его брата Виктора Васильевича, как и тысячи других включили в список БЕССМЕРТНОГО ПОЛКА АЛТАЯ. Земля им пухом ! Аминь.

Леонид БАХАЕВ,
старший зять Дм. Петровича


P. S . В 2015 г. Барнаул (как и вся Россия) в третий раз организовал колонну Бессмерного полка в 35000 человек с портретами своих славных предков, в т.ч. и младший сын Юрий с внуком Дмитрием накануне 9 мая изготовили (по своей инициативе !) два портрета дедов Дмитрия Петровича Матвеева (см. очерк) и отца родного Федора Васильевича Бахаева, - с которыми и прошли в общей колонне по праздничному городу Барнаулу. Спасибо им! (см. фото)

Да не полк уже, Армия бессмертная идет… являя силу и мощь…

А мы в это время со старшим сыном Виктором, женой Фаиной Дмитриевной посетили кладбища, где захоронены наши отцы (Бахаев Ф.В. и Матвеев Д.П.) в Кармацке и Белоярске, возложив цветы на их вечное упокоение… да и помянули их…

На будущий год намерены сделать портреты других наших фронтовиков : Виктора Васильевича Бахаева (ст. брата Федора Васильевича) и Александра Васильевича Игнатова, маминого брата, погибших на полях сражений Великой Отечественной войны 1941-45 г.г.

Виктор Васильеыич сражался на Курской дуге, его славное имя внесено на Барнаульском мемориале, что у вокзала краевого центра…

Вечная память и слава им, нашим защитникам! Аминь.

Л.Б.

Видеорепортажи

Фестиваль
10 ОКТЯБРЯ 2016